Статья из журнала "Формула", ноябрь 1998
Евгений Юданов

Герхард Бергер как-то обмолвился: у Проста слишком мягкое и доброе сердце, чтобы быть руководителем команды в таком жестком виде спорта, как Фоpмула-1. Бергеру, конечно, виднее.

Однако верно и другое: даже самый талантливый гонщик не станет чемпионом мира, если не будет эгоистом, ставящим личные цели выше всего остального. Карьера самого Бергера служит отличным подтверждением этого тезиса.

Ален Прост становился чемпионом мира четыре раза. Это значит, что всю гоночную карьеру ему приходилось идти против своей сентиментальной натуры и мягкого сердца. Приходилось проявлять жесткость и неуступчивость, расчетливость и хладнокровие. Приходилось отвергать собственные романтические мечты ради реальных успехов.

Как мираж перед путником в пустыне, перед Простом постоянно маячил призрак национальной французской "конюшни". Сначала это была реальная команда Renault, которую лишь следовало во славу Франции привести к победам. Потом - его собственный гипотетический проект, на который уже соглашался работать Джон Барнард. Потом - Ligier: машину этой команды Прост тестировал после ухода из Ferrari.

Всякий раз Прост имел возможность поступить как настоящий патриот, но всякий раз поступал как эгоист, которому наплевать на чаяния соотечественников. И Франция должна сказать ему за это "спасибо". Потому что в погоне за личными достижениями Профессор принес ей такую славу, которая в Ф-1 есть разве что у Аргентины. Но Фанхио - уже легенда. А Ален Прост - реальный человек, который ходит по паддоку и, в принципе, может ответить на все ваши вопросы. Правда, он всегда очень занят... Прост начал ездить в Фоpмуле-1 в 1980 г. за McLaren. Но это была далеко не та команда McLaren, которую мы c вами знаем. Эта команда пока не родилась, еще не пришли Рон Деннис и подобранные им конструкторы. Алену пришлось садиться в машину, сконструированную Гордоном Коппаком - соратником Брюса МакЛарена. Сам МакЛарен уже десять лет как лежал в могиле, и собранная им когда-то компания энтузиастов была на грани полного развала. Результатов не было. Титульный спонсор (Philip Morris, торговая марка Marlboro) выражал недовольство и грозил уходом. Но, как ни странно, для дебюта эта атмосфера подходила как нельзя лучше. На Проста никто не давил, он сумел осмотреться в мире Больших Призов, показать себя (завоевав пять очков) и получить несколько выгодных предложений.

При выборе дальнейшего места работы патриотичное сердце Проста, несомненно, имело приоритетное право голоса. Ален перешел в Renault. Хотя скептически настроенный разум мог бы выдвинуть немало доводов против такого решения. В Renault делали ставку на турбомоторы. Дело это было перспективное, но новое. В то время пересаживающийся на болид с турбонаддувным мотором гонщик должен был заранее смириться с неизбежными грядущими поломками и дополнительными сотнями тестовых километров.

К тому же в Renault был Рене Арну - гонщик опытный, проводящий в команде третий сезон. Арну только что завоевал 6-е место в чемпионате (Прост был пятнадцатым) и, без сомнения, не собирался уступать какому-то выскочке позицию первого пилота французской команды.

Тем не менее, Прост выбрал Renault, национальную французскую команду. И сначала сполна испытал отрицательные последствия такого решения. Все неприятности, которые могли случиться, случились. Непривычный к мотору подобной мощности, Ален вначале довольно часто вылетал с трассы. Сам "движок" горел и взрывался. Вскоре Просту пришлось ощутить на себе и косые взгляды товарища по команде, а потом и его откровенную неприязнь.

Повод для этого у Арну был: за два сезона Прост стал безоговорочным лидером и всерьез включился в погоню за чемпионским званием! Естественно, команда сконцентрировала все усилия на том, чтобы помочь Клоуну (именно такое прозвище Прост имел в молодости). Обиженный Рене уходит, и руководство Renault вынуждено нарушить свой принцип, взяв пилота "нефранцуза". Партнером Проста стал американец Эдди Чивер. А Арну перешел в Ferrari и в 1983 г. дал Просту настоящий бой в борьбе за чемпионское звание.

Соотечественника Прост обошел, но чемпионом все же не стал. Победил Нельсон Пике из команды Brabham. К тому времени бразилец уже имел один чемпионский титул и сезон выстроил стратегически правильно: боролся не за победы, а за очки. Прост побеждал чаще, но чемпионом стал его соперник.

Пике преподал Алену хороший урок. Тогда-то и началось превращение Клоуна в Профессора - романтический взгляд на мир уступал место трезвому расчету.

Первым расчетливым шагом Проста был уход из Renault. Формально возвращение в McLaren было шагом назад: французская команда стояла в тогдашнем "хит-параде" выше. Но атмосфера в Renault становилась все более напряженной. "Конюшня" представляла не только крупную автомобильную фирму, но и всю Францию. Высокие руководители нажимали на более низких, те - на Проста: на карту был поставлен престиж нации! Когда Ален проиграл чемпионат, это было расценено как трагедия (виноват в которой, естественно, гонщик).

Все уже забыли о том, что Жабуй и Арну несколько лет не могли вывести Renault на приличные позиции. Забыли о том, что именно благодаря Просту (в том числе его напряженной работе на тестах) команда вообще претендует на чемпионское звание. И Прост вернулся в McLaren.

В одну реку нельзя войти дважды. Ален и не собирался этого делать. Прежде чем нырнуть, он осмотрел "берег реки" с прежним названием и отметил перемены к лучшему. Тину и ряску течение унесло в Лету. Команда McLaren так и не превратилась в болото (к чему была близка)

Новый руководитель, Рон Деннис, собрал штаб из квалифицированных людей, настоящих профессионалов. Соратники основателя команды - Брюса МакЛарена - уходили на пенсию - их время, увы, ушло.

Главным приобретением Денниса был, без сомнения, талант Джон Барнарда. Тогда, как и сейчас, гениальный конструктор был кладезем оригинальных и плодотворных идей. Но пятнадцать лет назад у Барнарда еще хватало терпения адаптировать свои совершенные озарения к нашей несовершенной жизни.

К тому же Прост оказался для Барнарда идеальным тест-пилотом. В те времена инженеры доверяли не только телеметрической информации, но и субъективным впечатлениям гонщиков. Сделав несколько кругов по автодрому, Прост объяснял технической группе, что изменилось в поведении машины, предполагал, почему именно это произошло, и выдавал ряд рекомендаций о возможных путях дальнейшего совершенствования машины.

А ведь время пилотов-конструкторов уже безвозвратно ушло! Ведущие позиции в Формуле занимало новое поколение, типичным представителем которого был Риккардо Патрезе. При всех положительных качествах итальянского гонщика для того, чтобы охарактеризовать поведение машины, у него было два любимых термина: "едет" и "не едет".

Прост был уникальным для своего времени тестером. Он был одним из последних гонщиков, которые могли оказывать значительное влияние на принимаемые конструкторами решения и внести реальный вклад в прогресс техники. Среди ныне действующих пилотов такими качествами обладают лишь Дэмон Хилл и Михаэль Шумахер. Да и то их способности в чем-то ограничены: Шумахер умеет правильно поставить перед конструкторами задачу, а Хилл умеет решать задачи, поставленные конструкторами.

Прост мог и то, и другое. При этом он умудрялся не ссориться с Барнардом, уже тогда обладавшим сложным характером ("Я не строю машину под требования какого-либо пилота. Я просто строю хорошую машину!"). И по сей день у Алена с Джоном прекрасные отношения. Являясь официально техническим директором другой команды, Барнард весь прошедший сезон помогал Просту, и не исключено, что он будет автором синего болида следующего года.

Но вернемся в 1984 г. Прост работал на тестах, но премьером в команде был, конечно, не он, а его маститый партнер Ники Лауда. Австриец, у которого за плечами была и страшная авария на Нюрбургринге, и двухлетний отдых от гонок, был готов пропеть свою лебединую песню. От него Ален Прост получил еще один урок, после которого превращение Клоуна в Профессора было завершено.

Он еще раз убедился в важности спокойного стратегического расчета. Прост выиграл больше гонок, чем Лауда. Но чемпионом не стал. В итоговой таблице он отстал от партнера по команде на пол-очка...

Как тут не вспомнить знаменитую гонку в Монако! Под проливным дождем Проста нагонял Айртон Сенна. Когда гонку остановили на 31-м круге, бразилец почувствовал себя оскорбленным: ведь он рассчитывал догнать и перегнать Проста! Но на самом деле сетовать на прекращение борьбы должен был Ален. Если бы гонка завершилась, пусть даже победой Сенны, получив 6 очков за 2-е место, Прост стал бы в итоге чемпионом. А за лидерство в остановленной гонке француз получил только половину очков, положенных победителю - 4,5...

К тому же с этой гонки в Монако по-настоящему началась сложная история взаимоотношений Проста и Сенны на трассах Фоpмулы-1. Людей, которые то не могли находиться рядом, то чувствовали, что друг без друга не могут. Опуская личный аспект истории Алена и Айртона (это тема для целой книги), скажем лишь, что их спортивное соперничество было основным содержанием целой эпохи Фоpмулы-1.

Первое чемпионское звание Проста, завоеванное в 1985 г. в напряженном соперничестве с Микеле Альборето (Ferrari), и второе, полученное год спустя в борьбе с командой Williams (Нельсон Пике и Найджел Мэнселл), как оказалось, не гарантировали ему позиций лидера команды. Когда в McLaren пришел Сенна, он вовсе не рассчитывал на роль второго.

Последующие два года вошли в историю под названием "сумасшедших сезонов" и стоили Рону Деннису, наверное, столько же потерянных нервных клеток, сколько вся остальная его жизнь в гонках. Оба его гонщика за эти два года завоевали по одному чемпионскому званию. Но настал момент, когда их взаимоотношения все-таки перешли грань, за которой возможно нормальное сосуществование в одном коллективе. Рону предстояло из двух великих пилотов выбрать одного, - и он выбрал Айртона Сенну.

Последующая попытка Алена Проста подтвердить свое реноме в Ferrari наткнулась на неразбериху и хаос, царившие тогда в Scuderia. Даже продолжение сотрудничества с Барнардом не принесло успеха. Отчаявшись что-то изменить, Прост стал все откровеннее высказываться в прессе о своих проблемах. Реакция тогдашнего руководства "красных" была жесткой: перед последним Гран При чемпионата 1991 г. трехкратный чемпион мира был уволен из команды, словно не оправдавший надежд новичок.

Разочарование Проста было велико, но все же проведенные в Ferrari два года не стоит считать потерянными зря. Во всяком случае, если бы еще в 1990 г. он принялся за создание Prost Racing (а такой вариант был возможен), разочарование могло оказаться куда более горьким.

На финише своей карьеры Прост уже полностью соответствовал почетному званию Профессора, которое уже перестало носить ироничный оттенок. Свои гонки он выстраивал, словно лекции по высшему гоночному мастерству.

Он умел все - не только на трассе, но и за ее пределами. Он сумел отказаться от невыгодного предложения, бьющего на патриотические чувства, и предпочел год работы в роли телекомментатора выступлению за Ligier. Он сумел за год вынужденного бездействия сохранить отличную спортивную форму, наматывая десятки километров на велосипеде и изнуряя себя длительными пробежками.

Возвращаясь в гонки, он сумел пойти в команду, давшую ему возможность стать чемпионом еще раз - в Williams. Это было непросто и сулило сложные взаимоотношения с шефом команды Фрэнком Уильямсом, который весьма ревниво относится к ярким личностям. Но, предвидя возможные трудности, Ален по-профессорски точно выделил приоритет своих действий - спортивный успех. И сделал все, чтобы достигнуть цели, не обращая внимания на сопутствующие неприятности.

Главное - быть первым не на старте, а на финише. Эту мудрую мысль Прост исповедовал в свой последний сезон. Он не старался во что бы то ни стало занять поул-позишн, зачастую отдавая ее своему партнеру Хиллу. Он не старался всю гонку лидировать. Он даже не старался выигрывать каждую гонку. Он хотел стать чемпионом в четвертый раз, и он сделал это.

В том сезоне Айртон Сенна не имел хорошей машины и не мог конкурировать с Простом. Лишь несколько раз за 1993 г. они сходились на трассе в открытой схватке. Но именно эти моменты стали украшением последнего сезона уходящей эпохи Фоpмулы-1. Последней романтической эпохи Формулы, одной из ярких фигур которой был человек, ставший за годы своей карьеры прагматиком из прагматиков. Профессор Прост. 


Источник www.f1archive.ru

Ален Прост
Поиск по сайту
Новости Ф1
Опросы
Поклонником кого из чемпионов прошлых лет вы являетесь?
Всего ответов: 141
Ссылки