Нет пророка в своем отечестве



Команда Prost обанкротилась. Во всем мире это событие встретили с сожалением. Не из-за того, что все любили Алена Проста, — он человек сложный и имеет немало недоброжелателей. Просто ярких личностей, олицетворяющих собой историю Формулы-1, в нынешнем паддоке не так уж много. Прост был одним из тех, кто напоминал, что чемпионат мира — это не просто соревнование инженеров, но и драматургия, традиции, характеры... И лишь во Франции реакция на то, что Prost закрыли, была какой-то странной. Если выразить ее несколькими фразами, получится так: «И поделом ему! Наконец-то и Просту довелось узнать, почем фунт лиха!» Что же с вами случилось, французы?

О том, что Ален Прост живет в Швейцарии, вспомнили, когда виллу на Женевском озере купил Михаэль Шумахер. Суть комментариев была такова: Шумми так разбогател, что Монако для него уже недостаточно респектабельно, к тому же гонщику тяжело все время находиться среди людей — популярность, сами понимаете... Вот он и переехал в Швейцарию, где поселился по соседству с Аленом Простом. Можно было предположить, что и Прост в свое время, находясь на пике популярности, сбежал от докучливого внимания публики и журналистов...
Да, он сбежал. Но гораздо раньше — тогда, когда еще ни разу не был чемпионом мира и ездил за Renault. Когда в его доме били стекла, когда неизвестные люди звонили с угрозами — он терпел. Но когда пришло анонимное письмо, намекавшее на расправу с семьей, — Прост собрал вещи и уехал из Франции. А на очередном Гран При подошел к французскому гонщику Рене Арну и ударил его по лицу.
Мужской способ выяснения отношений был характерен для прежней Формулы-1. Это сейчас все по-другому. Помните, минувшим летом Хаун-Пабло Монтойя и Жак Вильнев, готовые броситься друг на друга, все-таки ограничились словесной разминкой и угрожающими жестами. Имидж превыше всего — а имидж современной Формулы-1 разборов с помощью кулаков не предусматривает. Когда-то это было в порядке вещей — однако Прост никогда не относился к тем, кто по любому поводу лезет в драку. Кроме инцидента с Арну, зафиксирован всего лишь один случай, когда Ален повел разговор именно таким образом.
Это было еще в картинге. Жертвой Проста стала звезда местного масштаба, чемпион-картингист, много лет ездивший и побеждавший в своем классе. На него работала половина пелотона, затирая и блокируя соперников, — и в решающей гонке эти «телохранители» не дали Просту победить. Для молодого человека, каким был тогда Ален, вполне простительна несдержанность, закончившаяся применением физической силы. И не стоило бы этот эпизод вспоминать, если бы не один нюанс — чемпион, что для картингиста нетипично, был почти двухметрового роста. Ну, а Прост, как известно, метр с кепкой — как был тогда, так с тех пор не вырос. Рискованно было вступать в драку, не правда ли? Но драки не вышло — двухметровый соперник стерпел удар и ретировался. Не ответил в аналогичной ситуации и Арну. Может быть, Просту попадались слишком интеллигентные оппоненты? Мне кажется, причина иная. И в том, и другом случае Прост ударил по делу — и «потерпевшие» знали, что он прав.
Сейчас мало кто помнит гонщика Рене Арну. А когда-то он был звездой французского автоспорта, человеком, с которым связывали надежды на прогресс команды Renault. Но в Renault пришел Ален Прост — и поехал значительно быстрее. Прост игнорировал «командную тактику» и задания своего руководства, выжимал из машины все возможное... Renault тогда продолжала эксперименты с турбомоторами, еще не ставшими надежными, — бескомпромиссный стиль езды вел к постоянным техническим проблемам. Да, собственно, Прост и сам был одной большой проблемой для всех в Renault — для руководителей, инженеров, партнера... Уволить бы такого — и все дела. Но неувязочка: в первом же своем чемпионате за Renault (1981 год) Прост завоевал 43 очка, а Арну — 11...
В следующем году Рене оправился от шока, вызванного появлением стремительного партнера, и стал выступать лучше. Но уходить из команды все равно пришлось ему. Кульминация противоборства Арну и Проста — 1983 год. Перешедший в Ferrari Арну борется за чемпионское звание, на него же претендует и оставшийся в Renault Прост. В итоге титул достается Нельсону Пике, выступавшему тогда за Brabham, Прост занимает второе место в чемпионате, Арну — третье. Вроде бы нормальная история спортивного соперничества... Но уже чувствовалось, что с Простом сложно справиться на трассе. В результате у этой борьбы появился и закулисный аспект, не отраженный в статистических таблицах чемпионатов Формулы-1. Была кампания в прессе, обвинявшая Проста во всевозможных грехах, излишней амбициозности и даже «комплексе Наполеона». Были статьи, называвшие его предателем национальных интересов, не сумевшим защитить честь Франции (французы Арну и Тамбэ, выступавшие за Ferrari, принесли итальянской команде Кубок конструкторов, а Renault осталась в этом зачете второй). Были, наконец, разбитые стекла, звонки и письма с угрозами...
Тогда Прост нашел достойный ответ. Он перешел в McLaren, где и началось его блистательное победное шествие. В McLaren, где он смог в честной борьбе одолеть своего партнера, опытнейшего ветерана Ники Лауду. В первый сезон выступлений за команду Рона Денниса Прост отстал от Лауды на... пол-очка. Зато в следующем чемпионате просто раздавил австрийца морально, показав свое абсолютное превосходство и завоевав чемпионский титул.
Именно в МакЛарене Алену посчастливилось встретиться с человеком, который стал его главным соперником в жизни. С гонщиком, борьба Проста с которым стала содержанием целой эпохи в Формуле-1, — с Айртоном Сенной.
Думается, не стоит делать из Сенны и Проста этаких рыцарей трассы и говорить о том, что их борьба была полностью джентльменской. В ней было все — и нечестные приемы, и интриги, и многое другое. Но бесспорно одно — Сенна и Прост были личностями одинакового калибра. При всех напряженных отношениях между ними этот период в жизни Проста можно назвать счастливым. Сложно фехтовать с искусным соперником, но с навозной кучей фехтовать вообще нельзя! Наконец-то Просту противостояла не аморфная серая масса, состоящая из анонимных негодяев. И не личности, с которыми не о чем было разговаривать — разве что высказать свое мнение посредством кулака. Оппонентом Алена был тот, кто говорил с ним на одном языке, — пусть разговор этот велся порой на повышенных тонах. Да, помнятся моменты острейших конфликтов двух великих гонщиков. Помнится уход Проста из МакЛарена, когда Сенна сумел поставить всю команду на свою сторону. Помнятся столкновения на Сузуке, решавшие судьбу чемпионских званий. Но остались в истории и слова Сенны, ск
Да, Формуле-1 не хватало Алена Проста. Это чувствовали многие, но только Айртон Сенна нашел мужество сказать об этом вслух. А четырехкратный чемпион мира, только что завершивший свою гоночную карьеру, тоже не мог выбросить Формулу-1 из своей жизни. Он вернулся в McLaren и наладил там тестовую работу — по мнению экспертов, именно деятельность Проста стала одним из факторов, определивших взлет команды в 1998—1999 годах.
Но оставаться статистом за кулисами театра, в котором так долго блистал на подмостках, — это было не в характере Проста. И он решается на важный шаг — покупает команду Ligier с целью превратить ее в Великую Национальную Команду.
Идея национальной французской команды преследовала Проста давно. Так уж вышло, что великие команды имелись только в Италии и Англии. А французский автоспорт, имевший столь же богатую историю, рождал в те годы какие-то беспомощные карликовые «конюшни», влачившие жалкое существование. В начале восьмидесятых у Renault и Ligier был шанс закрепиться на формульном Олимпе, но они этим шансом не воспользовались.
И вот Прост становится руководителем команды, которую хочет привести к вершинам. И главной особенностью своей команды Ален видит прежде всего то, что она французская. Но сама Франция воспринимает Prost прежде всего как команду Алена Проста. Интересно, что четырехкратный чемпион мира вовсе не настаивал на переименовании Ligier в Prost. Но концерн PSA и его руководитель Жак Кальве сделали это условие обязательным при заключении контракта на поставку моторов Peugeot. Еще бы, ведь Прост — это имя...
Ален оказался жертвой удивительного парадокса. Чтобы поднять из руин терпящую бедствие команду Ligier, нужен был именно он — иного человека с таким авторитетом во Франции не было. Но если во главе французской команды становился Прост, то команда превращалась в его личное дело. Франция уже не могла считать ее своей — слишком велик масштаб личности того, кто ей руководит...
Никто, например, не воспринимает Ferrari как команду Жана Тодта или Луки ди Монтеземоло. Они когда-нибудь уйдут — а история продолжится. И даже после ухода Михаэля Шумахера Ferrari все равно останется Ferrari — великой итальянской командой. А можно ли представить команду Prost без Алена Проста?
Француз Ален Прост одержал 51 победу на этапах чемпионата мира. Француз Жаки Икс имеет восемь побед, Рене Арну — семь, Жак Лаффит — шесть, Дидье Пирони — три... Не говоря уж о четырех чемпионских званиях Проста — в то время как ни один другой француз в чемпионате не побеждал. Выходит, вклад Алена в историю Больших Призов оказался больше, чем всех остальных его соотечественников вместе взятых. А теперь представьте себе, что и Великая Французская Команда тоже организована им...
Но не вышло. Prost оказался хорошей командой, которая имела перспективы для развития — и тем не менее обанкротилась. Причин краха было много. Но одним из главных факторов оказалось равнодушие потенциальных инвесторов — французских фирм. Предположения о том, что терпящей бедствие команде поможет деньгами, скажем, Michelin, оказались безосновательными. Прост был вынужден искать спонсоров за границей. У него на родине все почему-то считали, что Ален собирает деньги на свой личный проект, но никак не на общенациональный.
Противником Проста вновь стала некая безличная сила, одолеть которую он не смог и потерпел катастрофу. Франция не проявила сочувствия к горестям бывшего кумира. Конечно, Жак Лаффит или Рене Арну, опубликовавшие свои ехидные комментарии, — это еще не вся Франция. Но если бывшие неудачливые соперники Проста на гоночных трассах встретили известие о его поражении со злорадством, то вся страна — скорее с равнодушием. Ну еще бы — ведь теперь есть Renault. И не беда, что базируется команда в Великобритании, а руководит ей итальянец Флавио Бриаторе. В нынешней интернациональной Формуле-1 такая команда вполне может восприниматься как французская...
Ален Прост обещал вернуться. Он еще сам не знает, когда и в каком качестве. Но ясно, что жизнь этого человека слишком прочно связана с Формулой-1, чтобы эта связь могла быть просто так разорвана. Ясно и другое — после того, что случилось, он вряд ли станет еще раз разыгрывать «национальную карту». Хотя... Может быть, великие люди именно потому и великие, что совершают поступки, неподвластные логике. Во всяком случае, нашей логике, логике простых смертных.


По материалам : http://www.autoreview.ru
Ален Прост
Поиск по сайту
Новости Ф1
Опросы
Поклонником кого из чемпионов прошлых лет вы являетесь?
Всего ответов: 145
Ссылки