ВЕЛИКИЙ ПРОСТ РЕШИЛ СОЗДАТЬ DREAM TEAM

Вчера вечером в Париже в штаб-квартире фирмы Peugeot состоялась официальная презентация новой команды "Формулы-1" - PROST GRAND PRIX. В 1997 году она будет функционировать как "Прост-Мюген/Хонда", следующие три года - как "Прост-Пежо"

Четвертая попытка легендарного гонщика создать свою команду, похоже, увенчалась успехом. А ведь еще месяц назад четырехкратный чемпион мира сказал: "Если до 18 февраля все не будет конкретизировано, я откажусь от своих намерений окончательно".

Те, кто помнит Проста-гонщика, знают: он всегда хотел быть только лучшим. Первым! И не довольствовался ничем иным. Поэтому, согласившись стать ключевой фигурой проекта создания "великой французской команды", которая к тому же должна носить его имя, он поставил перед самим собой и теми людьми, на которых опирался в деловых вопросах, ряд жесточайших условий.

Во-первых, бюджет. Для того чтобы команда функционировала нормально, он должен быть не ниже 40 миллионов долларов в год. Прост не из тех, кто любит в открытую обсуждать детали финансовых соглашений, но его давний друг и доверенное лицо Юг де Шонак (за чью гоночную команду Ален Прост выступал еще во французской "Формуле-3". - О.Л.) рассказал, что годовой бюджет "Прост Гран-при" составит около 61 миллиона долларов. Во-вторых, двигатель. Заручиться сотрудничеством соотечественников из "Пежо" оказалось делом нелегким. Причем до последнего момента именно переговоры с Жаком Кальве, главой Peugeot SA, оставались камнем преткновения. Прост настаивал на том, чтобы получать двигатели, даже сегодня, при наличии "Рено", считающиеся одними из лучших в гонках "Больших призов", на эксклюзивной основе. Кальве же, несмотря на настойчивый нажим со стороны французского кабинета министров, противился. По его мнению, безуспешное (в смысле отсутствия победных результатов) партнерство с ирландцами из "Джордана" (а до них - с "Маклареном") нанесло ущерб имиджу марки, новая же команда - и вовсе кот в мешке: где гарантия, что ее результаты не окажутся еще хуже?! Кальве даже намекнул, что его фирма готова вообще покинуть "Формулу-1", если и в 1997-м у них с "Джорданом" ничего не выйдет. И, по слухам, потребовал от Проста платы за свои моторы - называют цифру в 15 миллионов долларов в год...

Согласие на трехлетний эксклюзивный партнерский контракт с французской командой было получено только после того, как Кальве и К° были даны гарантии: в "Формуле-1" будет выступать не "Лижье-Пежо", а "Прост-Пежо". Ален сжег за собой мосты, ибо согласился на роль, которую первоначально для себя не планировал: мотористы из "Пежо", а также будущие спонсоры из фирмы Kraft, филиала мирового табачного гиганта Philip Morris, и с платного спутникового телеканала Canal Plus, как и возможные поставщики резины из французской Michelin и топливники из Total в качестве непременного условия своего сотрудничества с создающейся на базе "Лижье" конюшней назвали ежедневное, ежечасное и полное участие Проста в делах команды.

Как только Прост позволил надеть на себя это ярмо, "Пежо" дал зеленый свет всем его требованиям. И тут - новая загвоздка. Напомню, что с 1 января этого года в действие вступил так называемый Договор Согласия, регламентирующий спортивную и техническую деятельность команд - участниц чемпионатов мира "Формулы-1" до 2001 года. И в нем черным по белому записано, что команды, подписавшие Договор, в течение пяти лет не могут менять названий. Если же приспичит, то таковое возможно лишь при наличии согласия со стороны владельцев всех остальных конюшен. В прошлом году Рон Деннис и Кен Тиррелл наложили вето на смену названия "Эрроуз" на "ТВР". В этом году закапризничал Эдди Джордан. Ирландец, испугавшийся, что Прост отберет у него "Пежо" уже в этом году, отказался подписать разрешение на переименование "Лижье" и стоял на своем насмерть. До тех пор, пока на него не надавили президент FIA Макс Мосли и президент FOCA Берни Эк-клстоун (все остальные боссы, не хуже обоих президентов понимающие притягательную силу имени "Прост" и ее будущую пользу для "Ф-1" и для них всех в конце концов, не кобенились), а со стороны "Пежо" последовали гарантии, что в этом году болиды "Джордана" будут оснащены французским мотором. Короче, Джордан свое вето снял.

Первоначально пресс-конференция о создании "Прост Гран-при" намечалась на начало будущей недели (ибо, как следует из слов самого Проста и нынешнего владельца "Лижье" Флавио Бриаторе, документы о продаже команды еще не подписаны), однако, как сказал Юг де Шонак, решено было провести ее в пятницу, чтобы пресечь распространение разного рода слухов, рождающихся (традиция "Формулы-1"!) в воспаленном воображении английской прессы.

- Ни для кого не секрет, что в 1994-м я купил "Лижье" только для того, чтобы переставить двигатели "Рено" с машин этой команды на "Бенеттоны", - сказал Флавио Бриаторе. - Я не скрывал этих целей, но оставался честен с "Лижье" - даже без "Рено" команда, в 94-м находившаяся на грани краха, год за годом прогрессировала. Теперь же я счастлив продать ее Алену - с ним ее будущее вне опасности, я же смогу со спокойной совестью сосредоточить внимание на делах "Бенеттона".

Однако Бриаторе - бизнесмен до мозга костей с жесткой хваткой. И вряд ли он в лице "Лижье" сделал подарок Просту, хотя их и связывают довольно хорошие отношения. Видимо, Бриаторе заставил-таки француза заплатить настоящую цену. По отдельным сведениям, сумма сделки - примерно 20 миллионов долларов.

Теперь Прост набирает команду. Видимо, уже совсем скоро к нему присоединится в очередной раз уволенный из "Феррари" Джон Барнард со всем своим хозяйством (фирмой FD&D, название которой расшифровывают иногда как Formula One Design&Development, а иногда как Ferrari Design&Development и оборудование которой Барнарду пришлось выкупать у "Феррари"), гениальный инженер, считавший и считающий Проста лучшим в деле доводки гоночной техники и работавший с ним в победные маклареновские годы, а в будущем году - по слухам - и сам "отец "Рено" Бернар Дюдо. Бриаторе сказал, что "Прост уважает все уже заключенные контракты", а по сему каких-либо коренных кадровых перестановок (по крайней мере, в этом году) не последует. Своего поста спортивного директора не покинет, видимо, даже Чезаре Фьорио, с которым у Проста были, мягко говоря, разногласия в бытность обоих в "Феррари". Официально известно так же, что по крайней мере 9 марта на "Гран-при Австралии" за рулем "Прост-Мюген/Хонда" будут Оливье Панис и Синдзи Накано.

Итак, 14 февраля 1997 года. В этот день в "Формуле-1" прекратила свое существование команда Лижье", впервые вышедшая на старт "Гран-при" в Бразилии в 1976 году, проведшая за эти двадцать лет 326 гонок, одержавшая 9 побед (последнюю - в прошлом году на "Гран-при Монако" - добыл для "синих" Оливье Панис), столько же раз стартовавшая с поул-позишн, а в 1980-м добившаяся своего лучшего результата в Кубке конструкторов (2-е место). И в этот же день в мире "Больших призов" родилась новая команда - "Прост Гран-при".

- Я вернулся в "Формулу-1" не для того, чтобы просто продолжить существование в мире, к которому привык за тринадцать лет гоночной карьеры, - сказал Ален Прост. - Я вернулся, чтобы побеждать.

Он всегда возвращался, чтобы побеждать. Осенью 1991-го его выкинули на улицу из "Феррари" за то, что он сказал правду, назвав машину, которую пытался пилотировать в гонках, грузовиком. Зимой 1992-го Ги Лижье попытался усадить оставшегося не у дел трехкратного чемпиона мира за руль своей машины. Но Прост, проведя на "Лижье" несколько тестов, предпочел остаться безработным, нежели рисковать собственным гордым именем в кокпите болида-аутсайдера. 1992-й стал в "Формуле-1" годом без Проста. В 1993-м он вернулся: в 91 -м "Феррари" сделала с ним, что хотела, в 93-м он вернулся, чтобы сделать с "Формулой-1" то, что хотел он. Выиграть свой четвертый чемпионский титул по правилам, продиктованным им самим. Выиграл - и снова ушел. Снова поступив по-своему и не пожелав подчиниться ультиматуму со стороны Фрэнка Уильямса и его партнеров из "Рено", звучавшему так: "Либо Прост смирится и будет выступать вместе с Айртоном Сенной - либо уйдет". Он не был против возобновления партнерства, принесшего в гонки наивысшую славу, наивысшую драму и наивысший накал страстей. Но ушел. Потому что, как сказал Айртон Сенна: "Ален никогда не склонится перед чужой волей".

Зимой 94-го Рон Деннис, патрон "Макларена", попытался вернуть Проста в гонки, на несколько дней усадив его на тестах в кокпит своей машины. Но Прост снова отказался рисковать своим имиджем и своим именем. А весной 94-го дикая авария в Имоле отняла у мира Айртона Сенну, единственного человека, способного заставить Проста изменить решение и выйти на старт. "Айртон был моим единственным соперником - и другого не будет", - поклялся Прост. И сдержал клятву даже тогда, когда на него, технического советника и основного тестера "Макларена"-96, давил, кажется, весь мир, стараясь снова усадить за руль гоночного болида.

Прост, конечно, рискует. Ведь все будут ждать от его машин побед.

- Я работал над проектом "Прост Гран-при" по 24 часа в сутки в течение последних четырех месяцев, - сказал он. - Каждое соглашение, которого я добивался, зависело от других соглашений, над которыми я работал. Это было похоже на составление чудовищной головоломки. Кажется, я ее сложил. Это я купил эту команду, а не она меня. Это я - тот, кто взвалил на плечи этот груз, это я - тот, кто может оказаться погребенным под этим грузом. Это я - тот, кто рискует всем. Только я. Потому что знаю: шанс, что я достигну поставленной цели, не так уж и мал.

 

Газета "Спорт-Экспресс" 15.02.1997

 

Ален Прост
Поиск по сайту
Новости Ф1
Опросы
Кто из действующих пилотов по вашему ближе по стилю пилотирования и подходу к гонкам к А. Просту?
Всего ответов: 113
Ссылки